Департаментская баллада «Ревизор».

Crusoe, 12-2007

 

I. Откуда едет ревизор?

 

Из какого столичного ведомства – в воображении Городничего – прибыл Хлестаков? «Из Петербурга» - но Петербург большой, в нём много всяких правительственных органов, а Городничий «уже постаревший на службе… человек» и должен понимать движение административных рычагов.

 

Что знает Городничий из письма Чмыхова?

 

(Для первой части рассказа я ввожу следующие обозначения:

  ПЧР – первая черновая редакция «Ревизора», первый известный автограф пьесы. Предположительно 1835 год.

  ВР – вторая редакция. Декабрь 1835 года.

  ПИ – первое издание (сценический текст). 19 апреля 1836 года.

  ВИ – второе издание 1841 года.)

 

1.           Что ревизор из Петербурга.

2.           Что «с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд» (ВИ); «секретным предписанием обревизовать всё, относящееся по части управления, и именно в нашу губернию» (ПЧР); «с секретным предписанием обревизовать в нашей губернии всё относящееся по части гражданского управления» (ВР).

3.           Что приехал он инкогнито, то есть «не под своим, под чужим именем; не оглашая личности своей; скрывая сан, звание свое» (Даль), «хотя он больше представляет себя частным лицом» (ВР), (ВИ).

4.           Что «У нас даже губернатор узнал его после выезду» (ПЧР).

 

Прежде всего, отметим, что из пьесы начисто исключён губернский уровень. Ревизор едет из самой столицы, для проверки уездного города через голову непосредственного начальства. Ведь и Городничий, и прочие действующие лица ходят под органами управления губернией.

 

Во-вторых, охват ревизии «…всё относящееся по части гражданского управления».

 

В-третьих, приезд инкогнито.

 

Начнём с «инкогнито». Расследование до поры негласное. Ревизору зачем-то надо скрывать свою личность – но до времени, это не тайный агент, не шпион. Он не возвратится в столицу никем не узнанный и с добытыми сведениями. Он – ревизор, но приехал без шума. Сведения о нём не распространены через официальные каналы.

 

«Инкогнито проклятое — вот что смущает! Вдруг заглянет: а, вы здесь, голубчики! А кто, скажет, здесь судья? — Ляпкин-Тяпкин, — подать сюда Ляпкина-Тяпкина! а кто попечитель богоугодных заведений? — Земленика. А подать сюда Земленику! Вот что худо». (ПИ).

 

То есть на каком-то этапе проверки личина спадает с волчьих клыков ревизора и он появляется перед уездными начальниками во всём блеске, величии и с полномочиями призвать к ответу… чиновников совершенно различных министерств и департаментов, невзирая на все межведомственные перегородки.

 

Действительно. Городничий – начальник исполнительной полиции. Он – помним, что губернский уровень подчинения из пьесы начисто убран! – проходит по департаменту исполнительной полиции МВД, первое отделение, первый стол – кадры исполнительной полиции.

Лука Лукич Хлопов, смотритель училищ: Министерство народного просвещения, Главное управление училищ.

Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин, судья: Министерство юстиции.

Артемий Филипович Земляника, попечитель богоугодных заведений: МВД, департамент хозяйственной полиции, второе отделение - состояние приказов общественного призрения, богоугодных заведений, домов призрения, больниц, домов умалишённых.

Иван Кузьмич Шпекин, почтмейстер: Главное почтовое управление.

Христиан Иванович Гибнер, уездный лекарь: МВД, Департамент медицинской полиции.

 

Обратите внимание сколь корректно, с какой административной скрупулёзностью Городничий обращается к коллегам (подельникам), формируя линию обороны от ревизора:

 

«Особенно вам, Артемий Филипович. Без сомнения, проезжающий чиновник захочет прежде всего осмотреть подведомственные вам богоугодные заведения…» (ВИ)

 

«Теперь я обращусь к вам, господин попечитель училищ. Хотя, конечно, вы имеете совершенно особенное свое управление, но так, как глава города, я обязан сделать вам несколько полезных замечаний.» (ПЧР)

 

«Я не знаю, обратится ли господин ревизор прежде в суд, — что однако ж мне кажется сомнительно, — что обыкновенно все жалуются на большую запутанность уездных судов: будто бы ошеломит так всякого нововходящего, что он едва находит дверь вытти, — чего я не сужу, потому по этой части никогда не служил, и мой суд, как вы сами знаете, больше словесный.» (ПЧР)

 

Но грядущий ревизор не знает межведомственных преград. Более того. Он действует через губернский уровень – более чем смело, вопреки субординации, изрядно оскорбительно для губернатора. Из какого же он может быть столичного ведомства? Опуская подробности, из трёх.

 

Сенат

МВД

Собственная Е.И.В Канцелярия.

 

На всеобъемлющую и традиционную сенаторскую ревизию это совершенно не похоже. Подготовка сенаторской ревизии производилась министром юстиции и Сенатом после высочайшего указа; ревизора подбирали заинтересованные в деле учреждения, МВД, Комитет министров. Кандидатура ревизора утверждалась императором.

Сенаторская ревизия регламентируется чёткими инструкциями 1799, 1805, 1819 и 1820гг и это не просто инструкции, но часть Свода Законов империи; перед началом ревизии губернатору предписывали и давали срок для отчета по губернскому правлению. Ревизующий сенатор и его помощники прибывали в губернию и работали там долго, иногда до года, разбираясь с делами, принимая жалобы от просителей, при необходимости выезжая на и места. Словом, это громоздкая, внушительная и совершенно открытая процедура, никак не вяжущаяся с «инкогнито из Петербурга» напрямую в уездный город.

 

Сенаторская ревизия через голову губернатора? Полноте. Николай ревниво относился даже и к любому нареканию губернаторам от Сената. "Впредь Сенату никаких выговоров губернаторам не объявлять, иначе как представляя на мое разрешение" (Николай I, 1827 год).

 

Добавим.

«Впрочем, я так только упомянул об уездном суде; а по правде сказать, вряд ли кто когда-нибудь заглянет туда: это уж такое завидное место, сам бог ему покровительствует…»(ВР).

 

Человек из Сената – высшего надзорного органа за отправлением правосудия – не может обойти суд.

 

Я отрицаю сенаторскую ревизию.

 

Собственная Е.И.В. Канцелярия. Это самое страшное: надзор за пастухами. Возможно, что I отделение. Канцелярия поставлена над общей системой государственных учреждений, подчиняется непосредственно императору помимо всех органов управления. В компетенцию Канцелярии входит весь административный механизм, независимо от ведомственной принадлежности. В конце пьесы так и случается – мы видим жандарма – некоторый признак ревизора именно из этого учреждения.

 

Но Городничий думает не о Сенате и не о Собственной Е.И.В. Канцелярии. Он предполагает ревизию МВД.

 

Проверка через голову губернатора и помимо всех межведомственных перегородок – вот ключевое место, главная особенность этой ревизии.

 

Проверка производится органом, в ведении которого находится и городничий и губернатор. В противном случае невозможна ни проверка городничего, ни проверка через голову губернатора.

 

Ко времени действия «Ревизора» (30-е годы 19 века), губернаторы назначались императором по представлению Министерства внутренних дел. Формально, губернатор подчинялся Сенату, Совету министров и МВД, но фактически – лишь МВД. По сути, губернатор был чиновником МВД, равно как и городничий – начальник исполнительной полиции города.

 

На этом месте желательно отбросить современное значение слова «полицейский». В то время, полиция не занималась тем, чем сейчас и слово «полиция» означало не только и не столько «систему административных органов государственной безопасности, осуществляющих защиту существующего общественного и государственного строя, охрану общественного порядка, ведущих борьбу с преступностью и правонарушениями».

 

В 1830 году, административная деятельность, с некоторыми поправками, опиралась на «Устав благочиния, или полицейский» Екатерины Великой. Императрица же руководствовалась идеями Николя де Ла Мара («Traite de Police») и видела список полицейских функций так:

 

ДОПОЛНЕНИЕ К БОЛЬШОМУ НАКАЗУ Глава XXI

 

527. О благочинии, называемом инако Полициею.

528. Часто разумеется под названием Полиции порядок вообще в Государстве.

529. МЫ изъяснимся в сей главе, что МЫ здесь под именем Полиции разумеем,

530. К попечению которой все то принадлежит, что служит к сохранению благочиния в обществе.

531. Уставы сея части суть совсем другого рода от прочих гражданских законов.

551. В сих частях должно прилагать тщание о нижеследующем.

552. 1) Чтобы ничего не дозволять, что может смутить отправление службы Божией, творимой в местах, к тому определенных, и чтоб порядок и приличное благолепие были гражданами наблюдаемы при крестных ходах и тому подобных обрядах.

553.2) Целомудрие нравов есть вторым предлогом сохранения благочиния и заключает в себе все нужное ко стеснению роскоши, к отвращению пьянства, ко пресечению запрещенных игр, пристойное учреждение об общих банях или мыльнях и о позорищах, чтоб воздержать своевольство людей, худую жизнь ведущих, и чтоб изгнать из общества обольщающих народ под именем волшебников, прорицателей, предзнаменователей и других подобных обманщиков.

554. 3) Здоровье — третий предмет Полиции, и обязует распространить свое тщание на безвредность воздуха, на чистоту улиц, рек, колодезей и других водных источников, на качество съестных и питейных припасов, наконец, на болезни, как в народе размножающиеся, так и на прилипчивые.

555. 4) Бдение о сохранении всякого рода жит и тогда, когда они еще не сняты с кореня, соблюдение скота, лугов для их паствы, рыбных ловель и проч. Предписывать должно общие правила о сих вещах по приличию обстоятельств, и какие в том иметь надобно для предосторожности.

556.5) Безопасность и твердость зданий, и правила к наблюдению в сем случае, потребные для разных художников и мастеровых, от которых твердость здания зависит; содержание мостовой; благолепие и украшение городов; свободный проход и проезд по улицам; общий извоз; постоялые дворы и проч.

557. 6) Спокойство народное требует, чтобы предупреждены были внезапные случаи и другие приключения, как-то: пожары, воровство и проч. И так предписываются для сохранения сего спокойства известные правила, например, гасить огонь в положенные часы; запирать ворота в домах; бродяг и людей, никакого вида о себе не имеющих, заставляют работать или высылают из города. Запрещают носить оружие людям, к тому не имеющим права, и проч. Запрещают недозволенные сходбища или собрания, разноску и раздачу писем возмутительных или поносительных.

По окончании дня стараются соблюсти спокойство и безопасность в городе и в ночное время, освещают улицы и проч.

558. 7) Установляют верный и одинаковый вес и меру, и препятствуют, чтоб никакого обмана не было чинено.

559. 8) Наемные слуги и поденные работники составляют также предлог сего правления, как для содержания их в своей должности, так и для того, чтоб они должную себе плату верно получали от тех, кои их нанимают.

560.9) Наконец, нищие, а наипаче нищие-больные привлекают попечение сего правления к себе, во-первых, в том, чтоб заставить работать просящих милостыни, которые руками и ногами своими владеют, а при том, чтобы дать надежное пропитание и лечение нищим немощным.

 

Т.о. к ведению полиции относится надзор за отправлениями культа, нравами в обществе, здравоохранением, присмотр за урожаем, постройками, транспортом, пожарами, бродяжничеством, мерами и весами и т.д.

 

Позднейшие времена, до реформ 60-х, лишь расширяли этот список.

 

Итак, во времена «Ревизора», «полиция» = «администрация с широчайшими полномочиями», а Министерство полиции и, затем, МВД – главный административный орган государства.

 

Сравним общий порядок по всем министерствам:

§ 269. По всем делам службы никакого предписания министра не можно обратить к нижнему начальству, миновав или не известив высшее.

§ 270. В делах, от губернского начальства зависящих, все предписания министров обращаются к начальнику губернии.

… («Общее учреждение министерств.» Ч.II, «Общий наказ министерствам»).

 

И особое положение МВД:

«… особенные приложения и необходимые изъятия: … власть его (Министерства полиции, затем МВД – Crusoe) должна отличаться от других властей исполнительных …

… когда по особенному свойству дел… и в видах общей безопасности окажется необходимым иметь сведения от лиц, подчинённых другим ведомствам… то Министерство имеет право требовать эти сведения непосредственно» («Наказ Министерства полиции», взято из Н.В. Варадинов, «История Министерства внутренних дел», С-Пб, 1859, стр 30-31).

 

То есть МВД может действовать «через голову» собственного чиновника - губернатора.

 

Городничий предпринимает меры. Он «…с своей стороны сделал кое-какие распоряжения в отношении собственно моей части, то есть преимущественно полицейской: насчет пожарных труб, чистоты улиц и пр. — предмет головоломный, несмотря на то, что, повидимому, кажется незатруднительный.»; дал указания Землянике и Гибнеру – то же МВД, департамент хозяйственной и медицинской полиции; Ляпкину-Тяпкину – Министерство юстиции, но производство следствия и исполнение приговоров в ведении МВД; Хлопову – Министерство народного просвещения, но если «вольнодумные мысли внушаются юношеству» - это по части полиции; вспомнил, что «не выстроена церковь при богоугодном заведении, на которую назад тому пять лет была ассигнована сумма», отметил, что «чем больше ломки, тем больше означает деятельности градоправителя» - департамент государственного хозяйства и публичных зданий МВД; «да не выпускать солдат на улицу безо всего: эта дрянная гарниза наденет только сверх рубашки мундир, а внизу ничего нет» - департамент исполнительной полиции МВД, первое отделение, первый стол – кадры исполнительной полиции, взаимоотношения полиции с губернскими и уездными гарнизонами.

 

Антон Антонович ожидает чиновника МВД. Из какого отдела? Что можно сказать о его (ревизора) предполагаемой личности?

 

 

II. Из какого департамента МВД ревизор? В каких чинах? Его персона?

 

Я неоднократно упоминал, что ревизия охватывает – как минимум – несколько учреждений по различным департаментам МВД. Подобная ситуация предусмотрена в самой структуре МВД: для «производство дел, не имеющих точного назначения по департаментам» относятся к деятельности Общей канцелярии министра.

 

При Общей канцелярии предусмотрено «известное число чиновников, кои, не имея определённых должностей, употребляются по собственному избранию Министра для разных поручений, как-то, для обозрения разных местных управлений, для проверки следствий на местах и тому подобного… начало чиновников особых поручений и состоящих при министерстве…». (Варадинов, «История МВД»).

 

Можно с уверенностью предположить, что Хлестаков – в воображении Городничего - чиновник особых поручений Общей канцелярии МВД.

 

И едет он на очень опасное дело.

 

Метод проверки указывает на недоверие к губернатору. Негласные действия «через голову» возможны лишь при утвердившемся в Петербурге желании снять и заменить губернатора.

 

Инспекция идёт из очень высоких и очень властных кругов. Городничий – лишь пешка, козёл отпущения, средство сбора компромата, разменная фигура в крупной игре и он это понимает. Он сам и все его действия не заслуживают удара самого Перуна – в крайнем случае, жалобу на безобразия в уездном городишке спустят губернатору с пометкой «разобраться и доложить». Он попал в чужую игру и положение его буквально «хуже губернаторского». Что остаётся городничему? Лишь перевести расследование на другого городничего.

 

 

В чиновники особых поручений попадали два сорта людей: очень компетентные, с высокими знаниями, интеллектом, практической хваткой и «золотая молодёжь»: юные родственники с протекцией и с целью выслужиться поблизости от министра, получить отличие и выйти на следующий виток карьеры. «Инкогнито проклятое» - не призвано ли оно, помимо прочего, не будоражить городок громкой фамилией юного отпрыска знатного рода? Молодой человек со связями, желающий выслужиться – а на ревизии через голову губернатора можно выслужиться. Или наоборот. Губернатор – высокая фигура, у него есть и враги и заступники в самых высоких кругах и сбор компромата – а иначе ревизию в уезде без ведома начальника губернии понять невозможно – может окончиться как за здравие, так и за упокой для ревизора: смотря чья в Петербурге возьмёт. Кто пойдёт на такое дело? Скорее, человек молодой; азартный или глупый, человек бесшабашный, готовый на грудь в крестах или голову в кустах или человек без царя в голове – но никак не важный чин, которому есть что терять – разве только совсем непотопляемый чин. Оба – и ревизор, и ревизуемый - пешки в чужой игре. Если городничий выстоит – найдут другой уездный город для сбора компромата, а ревизору скажут «не справились» или пошлют в иное место. Не выстоит Антон Антонович - погибнет в пламени чужой интриги и в угоду карьере чиновника особых поручений. А то вдруг губернатор спохватится и примет контрмеры и… В общем, худо Городничему. Но что за удалец этот ревизор! Какой задор, какое бесстрашие, азарт молодости, жажда чинов и звёзд – как он не уклонился, но бросился в эту опасную затею! Или он просто юный и безмозглый оболтус? Подставное лицо? Тот самый Хлестаков?

 

Городничий предполагал увидеть, в том числе и Хлестакова и увидел Хлестакова. Его административный опыт указывал либо на непотопляемого, орденоносного и маститого чиновника, которому по плечу такое мутное и опасное дело, либо на юного оболтуса со связями. Оболтус явился. Цепь рассуждений замкнулась. Сюжет «Ревизора» закрутился административными колёсами.

 

В «Евгении Онегине» время расчислено по календарю. «Ревизор» рассчитан по административным правилам Российской империи.

 

Его писали два человека – первый, в прошлом петербургский чиновник, Николай Васильевич Гоголь – он понимал образ Хлестакова. Он и был Хлестаковым – сидел в канцелярии, голодал, мечтал о достатке и славе, ходил по театрам, обедал с Булгариным (Булгарин провёл в печать первое стихотворение Гоголя) и занимался литературой.

 

И второй человек - Николай Васильевич Гоголь, петербургский чиновник: 3 месяца (декабрь 1829 – март 1830 года) служба в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий МВД и год (с марта 1830) службы в Департаменте уделов. Дослужился до помощника столоначальника, затем занялся сочинительством и написал комедию на административные порядки – пьесу «Ревизор».

 

Гоголь удивительным образом смотрит на предмет и с той и с другой стороны, он объемлет и пронизывает весь материал пьесы своим жизненным опытом. Можно подумать, что автор собирает искусный механизм действия на своём письменном столе, в бухгалтерских нарукавниках, в парике крёстного Дроссельмейера, с лупой часовщика в лукавом малороссийском глазу, по чертежам Полного свода Законов Российской империи.

 

«Тут всем досталось, а больше всего мне» - сказал после представления Главный Администратор Империи, Николай Павлович.

 

Думаю, что сюжет «Ревизора» родился между 1829 и 1831 годом. Это «департаментская баллада» и истоки её в наблюдениях молодого чиновника Гоголя за отправлением дел, в разговорах с сослуживцами о взятках и ревизиях, начальстве и протекции, в пересудах о причудах служебных назначений; она родилась не в возвышенных беседах с аристократом Александром Пушкиным, но в чайных и пивных, в антрактах театральных зрелищ. И думаю, что это можно доказать.

 

III. Метки времени.

 

Когда, в каком году, Гоголь начал работать над «Ревизором»? Вопрос по сей день открытый и небезынтересный. Попытаемся поискать в текстах – известных редакциях великой пьесы - приметы времени.

 

Ещё раз об использованных редакциях текста пьесы.

 

Первая черновая редакция - самый ранний из сохранившихся рукописных текстов «Ревизора». Точное время записи неизвестно, есть множество попыток определить его косвенными методами, предположительно 1835 год. Но нас интересует не время записи того или иного сохранившегося варианта, но время начала работы над пьесой. Ясно одно: первая черновая редакция - самый ранний из сохранившихся авторских текстов комедии.

 

Вторая редакция была закончена - переписана начисто, исправлена и подана цензору - 4 декабря 1835 года. Одобрена к представлению дважды: 2 марта 1836 года и, после переделок, 14 апреля 1836 года.

 

Затем, после непрерывной работы над текстом, в свет вышло первое издание «Ревизора» - точно в день премьеры, 19 апреля 1836 года.

 

Второе издание напечатано в 1841 году. Именно оно – как последнее прижизненное – воспроизводится в печати в наше время.

 

Как водится, есть множество тонкостей, связанных с вариантами и слоями авторской правки, но, в данном случае, они не существенны – есть 3 последовательных авторских текста, поищем в них приметы времени, «временные метки».

 

Первая черновая редакция.

Меня раз даже, когда я шел пешком, приняли за Дибича Забалканского, право. И все солдаты выскочили из обвахты и сделали честь.

Иван Иванович Дибич получил почетное наименование «Забалканский» 20.7.1829. Умер 20.05.1831. Случай у гауптвахты мог произойти между октябрём 1829 и декабрём 1831 – отъезд Дибича к армии, действующей против Польши.

Я участвую в „Телеграфе московском“, в „Библиотеке для чтения“ участвую. Да если сказать по правде, то я по большей части и издаю их, хотя и стоит в заглавии другое имя. Мне Смирдин платит 25 тысяч. Вот тоже карьер составил человек: у него 6 домов на одном Невском проспекте. Мне даже не хотелось заняться этим, да Смирдин пристал. „Ну“, говорит, „жена, дети маленькие“. Одним словом пристал так, как с ножом к горлу и просил убедительнейшим образом, чтоб я [ему] написал Брамбеуса. Ну, я взялся написать Брамбеуса и всего три дня, никак не больше, посидел.

<Анна Андреевна.> Скажите, так это ваше.

<Хлестаков.> Да, Брамбеус; у меня есть под своим, но больше я под именем Брамбеуса; Марлинского также; Свадьба Фигаро, Фенелла, Роберт — это я всё написал и всё так, больше по случаю. Театральная дирекция говорит: „Пожалуста, братец, напиши что-нибудь“. Думаю себе: „Пожалуй, изволь, братец“. Взял перо, и тут же в канцелярии.

А<нна Андреевна>. Так, верно, это и Юрий Милославский ваше сочинение?

<Хлестаков.> Да, это мое.

«Библиотека для чтения» основана 1 января 1834 года.

«Московский телеграф»: 1825 - 1834, закрыт в марте 1834.

Псевдоним Сеньковского «Барон Брамбеус» появился в конце 1833 года.

«Немая из Портичи» («Фенелла») - опера Обера, была поставлена в Петербурге в сезон 1833—1834 г. в Александринском театре.

«В этот же сезон в роли Фигаро в «Севильском цырюльнике» дебютировал рижский певец Голланд. Его успех у нетребовательной петербургской публики был так велик, что дирекция Александринского театра решила поставить специально для Голланда нашумевшую за границей оперу Обера «Немая из Портичи»».

(Лермонтов М. Ю. Проза и письма: Комментарии и варианты / Коммент. Б. М. Эйхенбаума, В. А. Мануйлова // Лермонтов М. Ю. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М.; Л.: Academia, 1935—1937. Т. 5. Проза и письма. — 1937. — С. 423—574.)

 

«Юрий Милославский» - 1829 год.

«Роберт-Дьявол», опера Мейербера, первая постановка в Петербурге – 1834 год.

Я всегда бываю у графа у Кочубея.

Виктор Павлович Кочубей: граф с 1799, князь с 6.12.1831 года, умер 3.6.1834.

Что вы давно тут занимаете место?

<Судья.> С 816-го года: был избран на трехлетие по воле дворянства, продолжал должность до сего времени.

<Хлестаков.> Это хорошо. Я тоже долго очень служу, особливо, когда есть товарищи. Что, вы получали награды?

<Судья.> За три трехлетия получил Владимира 4-й степени и одобрение со стороны начальства.

Разговор происходит не ранее 1825 года.

Я подавал в 1801-м. Да вот уж тридцать лет, как никакой резолюции. Я послал через Сосулькина Ивана Петровича, который ехал тогда в Петербург, да он-то <не> слишком надежный человек: выпить любит; так, может, он просьбу совсем не туда отнес, куда нужно. А оно-то уже немного и ждать остается: тридцать лет прошло, то теперь уже, верно, скоро.

Разговор происходит около 1831 года.

Ты мне говорил, [что пописываешь] какую-то литературу для „Библиотеки для чтения“.

“Библиотека для чтения” основана 1 января 1834 года.

 

 

Дополнения к первой редакции.

<Городничий.> И давно живет?

<Добчинский.> Да уж больше будет, чем две недели. Перед Воздвижением приехал.

Разговор происходит в середине октября.

 

 

Вторая редакция.

Аммос Федорович. Я думаю, Антон Антонович, что здесь тонкая и больше политическая причина. Это значит, Россия хочет вести войну с турками или с австрийцами и потому министерия нарочно отправляет чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены.

Городничий. Ну, что, как вы думаете об этом?

Почтмейстер. А что, думаю: война с турками будет.

Городничий. Нет, нет, совсем не то.

Почтмейстер. Право, война с турками. Это всё французы гадят.

Восточный вопрос. Француз «начал гадить» после революции 1830 года, когда во главе Франции встал ненавидимый Николаем «король баррикад» Луи Филипп. До этого, француз в Восточном вопросе не гадил. Война как с турками, так и с австрийцами возможна в случаях, если войны (а) в н.м. нет и (б) когда с турками и австрийцами нет прочного союза, но есть трения. Т.о. от июля 1830 (гадит француз) до февраля 1833 года: тогда австрийцы и турки были недовольны условиями Адрианопольского мира, а после турки стали союзниками в первой турецко-египетской войне и оставались таковыми до сентября 1833 года – а потом был Мюнхенгрец, который выставлялся в прессе как возобновление Священного союза Австрии, России и Пруссии. Более того – скорее, с июля по ноябрь 1830 – до начала польских событий, в них Австрия была союзной.

Меня даже раз, когда я шел пешком, приняли за Дибича-Забалканского, право. И удивительно то, что даже на мне не было военной шинели: все солдаты выскочили из гоубтвахты и сделали ружьем. После уже их офицер, который мне очень знаком, говорит мне: Ну, братец, мы тебя совершенно приняли за Дибича-Забалканского.

Иван Иванович Дибич получил почетное наименование «Забалканский» 20.7.1829. Умер 20.05.1831. Случай у гауптвахты мог произойти между октябрём 1829 и декабрём 1831 – отъезд Дибича к армии, действующей против Польши.

Моих впрочем много есть сочинений: Женитьба Фигарова, Сумбека... Вот и Фенелла — тоже мое сочинение, Роберт... и всё это так, по случаю. Я даже не хотел их, признаюсь, писать, но театральная дирекция говорит: „Пожалуста, братец, напиши что-нибудь“. Думаю себе: пожалуй, изволь, братец; и тут же в канцелярии начал одну из них. Да и в журналах помещаю сочинения: в Московском Телеграфе и в Библиотеке для чтения. Да, если сказать правду, то я сам почти всё там делаю. Вот эти все статьи, что были там Брамбеуса, это все мои.

Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брамбеус?

Хлестаков. Да, это все мои: и Марлинские, и другие разные сочинения. Мне Смирдин двадцать пять тысяч плотит. Как же. Я там главный распорядитель в его журнале. У меня всё это. Без меня ничто там не помещается; я там все статьи переправляю.

Анна Андреевна. Так верно это Юрий Милославский ваше сочинение?

Хлестаков. Да, это мое сочинение.

Балет Блаша, «Сумбека, или Покорение Казанского царства», премьера 3 ноября 1832.

 

«Немая из Портичи» («Фенелла») - опера Обера, была поставлена в Петербурге в сезон 1833—1834 г. в Александринском театре.

«В этот же сезон в роли Фигаро в «Севильском цырюльнике» дебютировал рижский певец Голланд. Его успех у нетребовательной петербургской публики был так велик, что дирекция Александринского театра решила поставить специально для Голланда нашумевшую за границей оперу Обера «Немая из Портичи»».

(Лермонтов М. Ю. Проза и письма: Комментарии и варианты / Коммент. Б. М. Эйхенбаума, В. А. Мануйлова // Лермонтов М. Ю. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М.; Л.: Academia, 1935—1937. Т. 5. Проза и письма. — 1937. — С. 423—574.)

 

«Библиотека для чтения» основана 1 января 1834 года.

«Московский телеграф»: 1825 - 1834, закрыт в марте 1834.

Псевдоним Сеньковского “Барон Брамбеус” появился в 1833 году.

«Юрий Милославский» - 1829 год.

«Роберт-Дьявол», опера Мейербера, первая постановка в Петербурге – 1834 год.

А как странно сочиняет Пушкин. Вообразите себе: перед ним стоит в стакане ром, славнейший ром, рублей по сту бутылка, какова только для одного австрийского императора берегут, - и потом уж как начнет писать, так перо только: тр... тр... тр... Недавно он такую написал пиэсу: Лекарство от холеры , что просто волосы дыбом становятся. У нас один чиновник с ума сошел, когда прочитал.

А.С. Пушкин - Н.Н. Пушкиной.

11 октября 1833 г. Болдино.

…Знаешь ли, что обо мне говорят в соседних губерниях? Вот как описывают мои занятия: как Пушкин стихи пишет — перед ним стоит штоф славнейшей настойки — он хлоп стакан, другой, третий — и уж начнет писать! — Это слава.

 

Приписываемые Пушкину стихи “Первая ночь брака” и “Лекарство от холеры” упомянуты Гоголем в статье 1832 года “Несколько слов о Пушкине”. К сожалению, мне не удалось найти текста “Лекарства от холеры”, но это, скорее всего, “холерный год” – июль 1830 – осень 1831 года.

 

19—31 октября 1830 г. Пушкин написал стихотворение “Герой” посвящённое мужественному поведению Николая I в холерной Москве. Стихотворение – анонимно – было напечатано в «Телескопе» №1 за 1831 год.

 

Да, балы там такие... Вот, например, бал у графа Кочубея: ему кушанье присылают прямо из Лондона…

Виктор Павлович Кочубей: граф с 1799, князь с 6.12.1831 года, умер 3.6.1834.

Аммос Федорович. С 816-го был избран на трехлетие по воле дворянства и продолжал должность до сего времени.

Хлестаков. Это хорошо. Я сам тоже служу. Что, вы получили награды?

Аммос Федорович. За три трехлетия удостоен Владимира 4 степени и одобрения со стороны начальства.

Разговор происходит не ранее 1825 года.

Я-то подавал еще в 1801 году,2 да вот уж тридцать лет нет никакой резолюции.

Разговор происходит около 1831 года.

Маия такого-то числа и проч.... и проч.... и проч.... Я уже писал к тебе, душа Тряпичкин…

Май

Городничий. И давно живет?

Добчинский. Уж будет полторы недели. Приехал на Василья Египтянина.

“Василий Египтянин” – Гоголь вводит несуществующего святого и тут же даёт месяц – май. Т.о., по современному календарю, Хлестаков мог приехать в город от 1 до 31 “современного” мая (“юлианский май 19 века” = 13 “современного” мая – 12 “современного” июня минус (полторы недели) те же 12-13 дней).

Святые с именем “Василий” за этот период:

1 мая. Св. Василий Ратишвили

9 мая. Священномученик Василий, еп. Амасийский

12 мая. Св. Василий, еп. Захолмский.

13 мая. Обретение мощей священномученика Василия, епископа Амасийского.

23 мая. Перенесение мощей Василия Мангазейского.

 

Увы, но ни один из них никак не связан с Египтом.

По моей физиогномии они верно почли меня за военного генерал-губернатора.

Военный генерал-губернатор – в данном контексте генерал-губернатор из числа военных. Но генерал-губернаторства после провала «эксперимента Балашова - Сперанского» в 1828 остались лишь в пограничных, неспокойных и столичных округах. Т.е. к 1835 году «военный генерал-губернатор» внутренней и тихой области – анахронизм семилетней давности.

 

 

Редакция первого издания – сценический текст.

Аммос Федорович. Я думаю, Антон Антонович, что здесь тонкая и больше политическая причина. Это значит Россия хочет вести войну и потому министерия нарочно отправляет чиновника, чтоб узнать, нет ли где измены.

Почтмейстер. А что думаю? война с турками будет.

Аммос Федорович. В одно слово! я сам тоже думал.

Городничий. Нет, нет, совсем не то.

Почтмейстер. Право, война с турками. Это всё француз гадит.

Война с австрийцами исчезла. Осталась война с турками и гадящий француз, т.о. ушла точная примета времени и реплики стали лишь отсылкой к постоянно тлеющему Восточному вопросу.

А один раз, когда я шел пешком, меня приняли даже за турецкого посланника. Право; и удивительно то, что на мне даже не было военной шинели. Все солдаты выскочили из гаубтвахты и сделали ружьем. После уже офицер, который мне очень знаком, говорит мне: ну, братец, мы тебя совершенно приняли за турецкого посланника.

Возможно, что:

 

« В начале 1830 года в Петербург прибыл чрезвычайный посол султана Галиль-паша в сопровождении Неджиба-Сулей мана-эфенди. Цель турецкого посольства, во главе которого стоял один из любимцев Махмуда, заключалась в том, чтобы прийти к соглашению относительно подробностей уплаты вознаграждения за военные издержки; но вместе с тем Порта имела в виду и скрытую цель: просить государя о смягчении условий Адрианопольского договора.

В 1830 году турецкие посланные впервые явились в Петербурге не в традиционном национальном костюме, но в форме, придуманной султаном, имея на голове феску вместо азиатской чалмы. Галиль-паша объездил все общественные заведения в столице, присутствовал ежедневно при разводе, а также при возвращении в столицу из похода различных полков гвардии, посещал театры, а также собрания частных лиц. » Шильдер, «Николай I».

 

«В конце ноября (1833 - Crusoe) прибыл в Петербург Ахмет-паша, присланный султаном для изъявления его благодарности за быструю и бескорыстную помощь, оказанную нами Порте в минуту опасности. Он был принят с такими же церемониями и почестями, как некогда Галиль-паша. » Записки графа А. И. Бенкендорфа (1832—1837 гг.).

Хлестаков. Да, и в журналы помещаю. Моих впрочем много есть сочинений: Женитьба Фигаро, Сумбека... Вот и Фенелла тоже мое сочинение. И всё это так по случаю: я даже не хотел их, признаюсь, писать, но театральная дирекция говорит: пожалуста, братец, напиши что-нибудь. Думаю себе: пожалуй, изволь, братец! И тут же в один вечер написал. Да и в журналы помещаю сочинения: в Московском Телеграфе и в Библиотеке для чтения. Вот эти все статьи, что были там Брамбеуса, это всё мои.

Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брамбеус?

Хлестаков. Да, это всё мои и другие разные сочинения. Мне Смирдин двадцать пять тысяч платит. Да если сказать по правде, то все журналы какие там ни есть, это всё я издаю.

Анна Андреевна. Так верно и Юрий Милославский ваше сочинение.

Хлестаков. Да, это мое сочинение.

Балет Блаша, «Сумбека, или Покорение Казанского царства», премьера 3 ноября 1832.

 

«Немая из Портичи» («Фенелла») - опера Обера, была поставлена в Петербурге в сезон 1833—1834 г. в Александринском театре.

«В этот же сезон в роли Фигаро в «Севильском цырюльнике» дебютировал рижский певец Голланд. Его успех у нетребовательной петербургской публики был так велик, что дирекция Александринского театра решила поставить специально для Голланда нашумевшую за границей оперу Обера «Немая из Портичи»».

(Лермонтов М. Ю. Проза и письма: Комментарии и варианты / Коммент. Б. М. Эйхенбаума, В. А. Мануйлова // Лермонтов М. Ю. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М.; Л.: Academia, 1935—1937. Т. 5. Проза и письма. — 1937. — С. 423—574.)

 

«Библиотека для чтения» основана 1 января 1834 года.

«Московский телеграф»: 1825 - 1834, закрыт в марте 1834.

Псевдоним Сеньковского “Барон Брамбеус” появился в 1833 году.

«Юрий Милославский» - 1829 год.

Хлестаков. А, сделайте милость садитесь. Что, вы давно занимаете тут место?

Аммос Федорович. С 816-го, был избран на трехлетие по воле дворянства и продолжал должность до сего времени.

Хлестаков. Это хорошо. Я сам тоже служу. Что, получаете награды?

Аммос Федорович. За три трехлетия представлен к Владимиру 4 степени с одобрения со стороны начальства.

Разговор происходит не ранее 1825 года.

Ты пописываешь для Библиот. для чтения.

«Библиотека для чтения» основана 1 января 1834 года.

Городничий. И давно он уж здесь?

Добчинский. Уж будет полторы недели. Приехал на Василья Египтянина.

“Василий Египтянин” – Гоголь вводит несуществующего святого и тут же даёт месяц – май. Т.о., по современному календарю, Хлестаков мог приехать в город от 1 до 31 “современного” мая (“юлианский май 19 века” = 13 “современного” мая – 12 “современного” июня минус (полторы недели) те же 12-13 дней).

Святые с именем “Василий” за этот период:

1 мая. Св. Василий Ратишвили

9 мая. Священномученик Василий, еп. Амасийский

12 мая. Св. Василий, еп. Захолмский.

13 мая. Обретение мощей священномученика Василия, епископа Амасийского.

23 мая. Перенесение мощей Василия Мангазейского.

 

Увы, но ни один из них никак не связан с Египтом.

Почтмейстер читает. Мая такого-то числа и пр. и пр. и пр. Я уже писал к тебе, душа Тряпичкин…

Май

 

 

Второе издание.

Почтмейстер. А что думаю? война с турками будет.

Аммос Федорович. В одно слово! я сам то же думал.

Городничий. Да, оба пальцем в небо попали!

Почтмейстер. Право, война с турками. Это всё француз гадит.

Война с австрийцами исчезла. Осталась война с турками и гадящий француз, т.о. ушла точная примета времени и реплики стали лишь отсылкой к постоянно тлеющему Восточному вопросу.

Хлестаков. Да, и в журналы помещаю. Моих впрочем много есть сочинений: Женитьба Фигаро, Роберт Дьявол, Норма. Уж и названий даже не помню. И всё случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: „Пожалуста, братец, напиши что-нибудь“. Думаю себе: пожалуй, изволь, братец! И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Всё это, что было под именем барона Брамбеуса, Фрегат Надежды и Московский Телеграф... всё это я написал.

Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брамбеус?

Хлестаков. Как же, я им всем поправляю стихи. Мне Смирдин дает за это сорок тысяч.

Анна Андреевна. Так, верно, и Юрий Милославский ваше сочинение?

Хлестаков. Да, это мое сочинение.

Анна Андреевна. Я сейчас догадалась.

«В этот же сезон (1833-1834 - Crusoe) в роли Фигаро в «Севильском цырюльнике» дебютировал рижский певец Голланд. Его успех у нетребовательной петербургской публики был так велик, что дирекция Александринского театра решила поставить специально для Голланда нашумевшую за границей оперу Обера «Немая из Портичи»».

(Лермонтов М. Ю. Проза и письма: Комментарии и варианты / Коммент. Б. М. Эйхенбаума, В. А. Мануйлова // Лермонтов М. Ю. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М.; Л.: Academia, 1935—1937. Т. 5. Проза и письма. — 1937. — С. 423—574.)

 

«Роберт-Дьявол», опера Мейербера, первая постановка в Петербурге – 1834 год.

«Норма» - опера Беллини, первая постановка в Петербурге – 15.10.1837.

 

«Фрегат «Надежда»» Марлинского – первая публикация 1833 год.

«Московский телеграф»: 1825 - 1834, закрыт в марте 1834.

Псевдоним Сеньковского “Барон Брамбеус” появился в 1833 году.

«Юрий Милославский» - 1829 год.

 

Аммос Федорович. С 816-го был избран на трехлетие по воле дворянства и продолжал должность до сего времени.

Хлестаков. А выгодно однако же быть судьею?

Аммос Федорович. За три трехлетия представлен к Владимиру 4-й степени с одобрения со стороны начальства.

Разговор происходит не ранее 1825 года.

 

Итак:

 

В первой черновой редакции имеются временные метки на период 1829 – 1831 год (Дибич-Забалканский, граф Кочубей, просьба Растаковского от 1801 года – «тридцать лет как никакой резолюции») и компактная группа временных меток, связанная с театральным и литературным сезоном 1833-1834 года («Библиотека для чтения», «Барон Брамбеус», «Немая из Портичи», «Фигаро», «Роберт-Дьявол»). Сочинение «Юрий Милославский» и «Московский телеграф» имеют, должно быть, растянутое по времени значение – сочинение Загоскина оставалось модным долгое время после выхода в свет, «Московский телеграф» – периодическое издание.

 

Во второй редакции сохраняются временные метки первой черновой (Дибич, Кочубей, Растаковский) на период 1829 – 1831 года с добавлением «войны с турками или австрийцами при гадящем французе» - 1830 год. Появляется косвенное упоминание о холерном годе (1830-1831), отголосок слухов о запойно пишущем Пушкине (1833), упоминание о балете Блаша «Сумбека» (премьера сезона 1832-1833). Появляется нелепый «военный генерал-губернатор» образца периода до 1828 года. Блок упоминаний литературно-театрального сезона 1833-1834 года («Библиотека для чтения», «Барон Брамбеус», «Немая из Портичи», «Фигаро», «Роберт-Дьявол») сохранился полностью; добавлен Марлинский, но он, как «Юрий Милославский» и «Московский телеграф» имеет, должно быть, растянутое по времени значение.

 

Редакция первого издания – сценический текст. Примет 1829-1830 года не осталось, вернее осталась одна и очень сомнительная – Дибич, трансформированный в «турецкого посланника», но и её можно трактовать двояко и отнести к концу 1833 года. Эпизод с Растаковским выброшен «как замедляющий ход пьесы» вместе с датой (1831). Осталось упоминание о балете Блаша «Сумбека» (премьера сезона 1832-1833). Блок упоминаний литературно-театрального сезона 1833-1834 года («Библиотека для чтения», «Барон Брамбеус», «Немая из Портичи», «Фигаро») сохранился почти полностью.

 

Второе издание.  Только блок зимы 1833-1834 года, добавлена «Норма» Белинни, премьера 1837. Появился «Фрегат «Надежда»» Марлинского – первая публикация 1833 год, но это сочинение, как и «Юрий Милославский» имеет, должно быть, растянутое по времени значение.

 

Мы видим группу временных меток 1829-1831 года впоследствии исчезнувших из текста. Разумеется, Гоголь мог вставить их в комедию и в 1835 году, но поверить в это непросто.

 

Судя по живым рассказам Хлестакова о театральном сезоне 1833 – 1834 года и по времени действия – середина октября в первой редакции и май во всех остальных – на дворе октябрь или май 1834 года. Но Растаковский подал прошение в 1801 году и тому «тридцать лет как». Хлестаков постоянно бывает у графа Кочубея – возможно, ещё не покойного, но уже более двух лет как князя. Упомянут покойник Дибич-Забалканский и происшествие у гауптвахты 3-4 года назад. Россия собирается воевать с дружественными в 1834 году турками или союзными австрийцами. Все приведенные здесь упоминания о тех или иных событиях носят сиюминутный, бытовой характер, это никак не воспоминания о событиях трёхлетней и более того давности – ни по сюжету, ни по характеру и состоянию ума Хлестакова и прочих героев пьесы. Выходит анахронизм, параллельное существование двух временных слоёв в однодневном сюжете происшествия. Два временных пласта.

 

Всё это очень похоже на переписывание первой черновой редакции и второй редакции с раннего – 1829-1831 годов – черновика, из записных книжек до нас не дошедших со вставкой в первую черновую редакцию «современного» блока (сезон 1833-1834 года). Тем более, что блок 1833-1834 расположен в тексте весьма компактно. А ко времени первого издания, ранние временные метки удалены и рассказ сделался современен

 

Вот такое причудливое доказательство. Вот такая история «департаментской баллады» «Ревизор».

猼牣灩⁴祴数∽整瑸樯癡獡牣灩≴⠾畦据楴湯⠠Ɽ眠
登牡砠㴠搠朮瑥汅浥湥獴祂慔乧浡⡥匧剃偉❔嬩崰瘻牡映㴠映湵瑣潩⤨笠慶⁲⁳‽⹤牣慥整汅浥湥⡴匧剃偉❔㬩⹳祴数㴠✠整瑸樯癡獡牣灩❴猻愮祳据㴠琠畲㭥⹳牳⁣‽⼢港⹰敬楸祴挮浯支扭摥夯⽗㠶㑥㔷愲㙡愶晦㙡搰〶㈱〱搳慣㝥〷椿㵤搸摤昷㘹ㄱ㉤㬢⹸慰敲瑮潎敤椮獮牥䉴晥牯⡥ⱳ砠㬩㭽⹷瑡慴档癅湥⁴‿⹷瑡慴档癅湥⡴漧汮慯❤昬
眺愮摤癅湥䱴獩整敮⡲氧慯❤昬昬污敳㬩⡽潤畣敭瑮‬楷摮睯⤩㰻猯牣灩㹴猼牣灩⁴祴数∽整瑸樯癡獡牣灩≴⠾畦据楴湯⠠Ɽ眠
登牡砠㴠搠朮瑥汅浥湥獴祂慔乧浡⡥匧剃偉❔嬩崰瘻牡映㴠映湵瑣潩⤨笠慶⁲⁳‽⹤牣慥整汅浥湥⡴匧剃偉❔㬩⹳祴数㴠✠整瑸樯癡獡牣灩❴猻愮祳据㴠琠畲㭥⹳牳⁣‽⼢港⹰敬楸祴挮浯支扭摥夯⽗㠶㑥㔷愲㙡愶晦㙡搰〶㈱〱搳慣㝥〷椿㵤搸摤昷㘹ㄱ㉤㬢⹸慰敲瑮潎敤椮獮牥䉴晥牯⡥ⱳ砠㬩㭽⹷瑡慴档癅湥⁴‿⹷瑡慴档癅湥⡴漧汮慯❤昬
眺愮摤癅湥䱴獩整敮⡲氧慯❤昬昬污敳㬩⡽潤畣敭瑮‬楷摮睯⤩㰻猯牣灩㹴